ВЕРНЕР ДЕ БООР. - ХРИСТИАНСКИЕ КНИГИ. - КНИГИ. - Каталог файлов - Личный сайт

Каталог файлов

Главная » Файлы » КНИГИ. » ХРИСТИАНСКИЕ КНИГИ.

ВЕРНЕР ДЕ БООР.
Чтобы скачивать файлы зарегистрируйтесь, или войдите под своим логином
07.05.2008, 23:55
"Послание к Римлянам".

        1. Своеобразие послания
    Прочтем совместно Послание к Римлянам. Это необходимо для того, чтобы нам заранее уяснить своеобразие этого послания, чтобы не предаваться ложным ожиданиям относительно его содержания. Послание к Римлянам не является богословским исследованием или "руководством по догматике", это - подлинное письмо.
    а) Об этом свидетельствует его содержание. Послание к Римлянам не касается всех основных вопросов христианства в систематической последовательности. Оно обращается не к ищущим, а к верующим! Оно явно предполагает, что верующие в Риме сами уже всё знают, но оно написано "как бы в напоминание" им (15, 14). Вот поэтому оно говорит в главах 5-8 о Духе Святом, ни словом не касаясь того, кем, собственно, является Этот Дух и как Его получают. В главах 8 и 13 оно, например, скупыми фразами напоминает нам библейскую картину будущего, не воспроизводя, однако, этого образа перед нашими глазами. Для Павла и для верующих в Риме многое совершенно ясно и "само собой разумеется", хотя в нас оно вызывает множество вопросов. Вообще нам необходимо согласиться с тем, что Послание к Римлянам касается не наших проблем и нужд, а, как подлинное письмо, лишь вопросов тогдашних получателей. От нас поэтому требуется известная доля самоотверженности, которая по сути дела необходима и для всякого подлинного чтения, только в данном случае в совершенно особой мере, потому что здесь речь о послании, которое человек совершенно другой эпохи направил к совершенно другим людям и притом на чужом языке. Нам не следует проявлять нетерпения и тогда, когда многое покажется нам очень странным, когда мы не сможем сообразовать его с нашими собственными обстоятельствами ради своей правоты, а вместо этого займемся вопросами, которые, собственно, чужды нам. Настоящее толкование должно помочь нам выслушать это послание - в той мере, в какой это будет возможно, - ушами римского христианина того времени. Наша самоотверженность вознаградится тогда обильным и значительным обогащением.
    б) Нам предстоит также правильно уяснить себе заранее и стиль послания. Мы не должны думать, что мы найдем в нем систематическое исследование своего рода, в котором все обосновано обстоятельно и со всех сторон тщательно ограждено о защищено. Павел пишет не для печати, а собственно, 'для чтения. Павел вообще не пишет, а диктует. В Послании к Римлянам перед нами устное живое слово, которое должно живо прозвучать и живо восприняться во время чтения послания в церкви. Мы поступим правильно, если, в свою очередь, будем читать текст послания вслух. Павел был пламенно подвижным и волнуемым своим великим делом человеком. В некоторых частях книги мы даже как бы слышим его евангелизационные выступления, произносимые с сильными требованиями к слушателям. Затем мы встречаем его в оживленной дискуссии с своим собеседником, который возражает, задает вопросы, на которых, отвечая, необходимо останавливаться. Такие назидательные беседы были известны Павлу уже по его раввинскому образованию. Мы не должны забывать и того, что он происходил из Тарса, т. е. из рассеяния (диаспоры), а потому, очевидно, уже достаточно рано воспринял образование своего времени. Он был римским гражданином и говорил по-гречески. Он познакомился также с поучительными беседами странствующих ораторов-философов, с так называемой "киниостоической обличительной полемикой", которой он пользовался и в своем миссионерском служениии среди язычников, как об этом свидетельствует нам Послание к Римлянам. ["Киники" и "стоики" - это известные философские школы древности, которые в особенности занимались делом народного просвещения людей. Понятие "киники" происходит от греческого слова, обозначающего "собаку". Нам известен Диоген, который жил в бочке, чтобы резко выразить свою отмежеванность от мира. Противники его назвали образ его жизни "собачьим". Как это часто встречается в истории, первоначально насмешливое наименование превратилось позднее в почетное звание. Сами мы пользуемся словом "цинический", но уже в другом значении. Киники и стоики развили в своей популярной философской пропаганде живой назидательный диалог, который, по выражению специалистов, носит название обличительной полемики.] К тому же язык послания - это разговорный язык его эпохи. [Мы называем его "койне" (общий, совместный, обычный), чтобы отметить, что это общий, обиходный язык. Весьма важно для нас сегодня знать, что Павел не избрал для проповеди Евангелия и для своих посланий классического, торжественного языка, а язык повседневной жизни.] Что и Септуагинта (перевод семидесяти толковников) оказала свое влияние на словарный состав и манеру выражаться Павла, не может вызывать удивления о человеке, который так, как он, жил Библией. ["Септуагинта" - так называется греческий перевод Ветхого Завета, выполненный 70 толковниками. Септуагинта - это, собственно, латинское числительное 70.]

          2. Получатели послания - христиане в Риме
    [В отдельных рукописях в главе 1,7 отсутствуют слова "в Риме"; этот пропуск относится, несомненно, к более позднему времени и допущен, вероятно, из литургических соображений, чтобы можно было читать это послание и в других церквах во время богослужений. Несомненно, однако, что послание фактически обращено к римлянам.]
    Если перед нами подлинное письмо-послание, то нам необходимо познакомиться и с личностью получателя, а также иметь некоторое представление об особых вопросах и нуждах его, чтобы, с этой точки зрения, иметь возможность понять как всё послание в целом в его общем направлении, так и многие отдельные высказывания в нем. К сожалению, в этом отношении дело с посланием к Римлянам обстоит для нас действительно плохо. Все то, что мы могли бы сказать о церкви в Риме, является, в свою очередь, только выводом, следующим из нашего же послания. Нам не известно, когда и как проникло христианство в Рим. Но эта значительная церковь в столице мира не является во всяком случае делом какого-то одного из известных нам апостолов. В Риме могло произойти то же, что известно нам о другом большом городе того времени, об Антиохии (Д. Ап. 11, 19-21). Неизвестные христиане каким-то образом впервые принесли весть о Христе в Рим, и этой вести там поверили. [В повествовании о дне Пятидесятницы упоминается и о "пришедших из Рима" (Д. Ап. 2, 10), которые также пережили чудо Пятидесятницы и которые слышали проповедь Петра в этот день. Если тогда только остановились в Иерусалиме, то раньше или позже они вынуждены были вернуться в Рим и, безусловно, рассказали об Иисусе.] О многом может сказать этот факт нам, ожидающим слишком часто "великих людей", вместо того чтобы самим совершать свидетельское служение, к которому все мы призваны и для которого уполномочены! Можно предположить, что впервые начали проповедовать иудеи или христиане из иудеев в иудейских общинах Рима о том, что уже исполнилась древняя надежда на Мессию, на Христа. Иисус Христос - это первоначальное исповедание Церкви, как нам известно это из благовестия Павла (Д. Ап. 9, 22; 17, 3; 18, 5; 18, 28; Фил. 2,10; Рим. 10, 9). Об этом велись жаркие споры в синагогах Рима. Как так? Неужели пригвожденный к позорному древу вождями народа в Иерусалиме Иисус может быть Мессией? Может быть, мы помним кое-что об этих событиях по записям историка Светония, который сообщает следующее о кесаре Клавдии: "Он изгнал из Рима иудеев, которые постоянно производили замешательства из-за какого-то "Хрестоса". "Хрестос" - это часто встречавшееся имя рабов, но как же один какой-то раб оказался в состоянии возмутить все иудейство в Риме? Гораздо правдоподобнее, что Светоний допустил здесь некоторое недопонимание; заметим попутно, что в эллинистическом греческом языке и в латыни в произношении "е" и "и" легко могли переходить друг в друга. Итак, только Христос и вопрос Христа могли быть единственной причиной беспокойств в Риме, а римский писатель просто не в состоянии был почувствовать, что бы это могло означать в действительности. Такое предположение подкрепляется и стихом Д. Ап. 18, 2. Здесь явно упоминается о поведении Клавдия, изгнавшем евреев из Рима; среди изгнанников находились Акила и Прискилла, прибывшие в Коринф. Эта иудейская чета была явно христианской еще до того, как Павел встретился с ними в Коринфе; вот поэтому и можно утверждать, что в Риме уже находились христиане. После смерти Клавдия (54) иудейство вновь получило свободную возможность для своего развития, поскольку жена Нерона Поппея интересовалась иудейской религией. Таким образом, вскоре в Риме вновь появились иудейские общины, которых, как следует из Д. Ап. 28,22, тоже волновал вопрос о христианстве. Если весть о Христе до такой степени возмутила иудейскую общину, то не иначе происходило и в Павловой миссии: прозелиты принесли Евангелие к язычникам, у которых оно вскоре вызвало сильный интерес (Д. Ап. 11, 20; 13, 45-48; 17, 4; 18,6). Уверовавшие в Иисуса иудеи не могли уже состоять в синагоге, а потому соединились вместе с обращенными к Иисусу язычниками, образуя новые самостоятельные общины. Так возникла в Риме христианская церковь. Каков был состав ее? Преобладали ли в ней количественно христиане из иудеев или христиане из язычников? И в этом вопросе мы вынуждены обратиться для уяснения за выводами к нашему посланию, а эти выводы у различных толковников дают весьма разные результаты. Такой исследователь, как Т. Цан, утверждает, ссылаясь на целый ряд высказываний данного послания, следующее: "Таким образом, доказано, что Павел рассматривал всю Римскую церковь как вышедшую из иудейства". О. Михел, напротив, из тех же мест послания извлекает другой вывод: "Римская церковь состояла из большинства христиан языческого происхождения, а также из маленькой группы христиан-иудеев, которая получала постоянный приток извне. Но отдельные места послания, на которые хотелось бы сослаться, так и остаются для нас сомнительными. Свидетельствует ли стих 4,1, где Авраам называется "отцом нашим по плоти", о том, что Павел считал всю церковь в Риме вместе с собой собственно иудейской? Выделяет ли обращение к христианам из язычников в 11, 13, как таковых, в маленькую, но особую группу из остальной иудейско-христианской части общины, или же в данном случае следует рассматривать всю церковь по существу выходцами из язычников? И дискуссия о "немощных" и о "сильных" в главах 14-15 тоже не помогает нам решить этого вопроса, потому что у нас ни в коем случае нет уверенности, что немощные, из боязни перед употреблением в пищу мяса и вина, - это иудеи. Павел во всяком случае не намекает на что-то подобное, потому что в ту пору аскетические склонности проявлялись в разной мере как среди язычников, так и среди израильтян. Решение вопроса о. составе римского христианства зависит по существу от того, ожидаем ли мы от христиан, вышедших из язычества, чтобы и они признавали Закон (7, 1) и чтобы и их столь же интенсивным образом занимал вопрос о значении Закона и судьбах Израиля. Будут ли нам понятны теперь эти столь подробные рассуждения в Послании к Римлянам по этим темам, которые прямо-таки преобладают в этом послании, а также подробные рассуждения об Аврааме в главе 4, если римское христианство вышло преимущественно из иудейства? К сожалению, в этом вопросе мы предоставлены своим собственным суждениям, и нет у нас не зависящего от толкования послания знания вещей.
    Для полноты представления, которое мы составили себе о церкви в Риме, важно также знать, что, говоря об этой церкви, не может быть и речи о какой-то сплоченной, замкнутой единой общине. Римское право, касавшееся союзов, объединений, не терпело централизации. Да и иудейство в Риме, вопреки великим городам Востока, не было организовано в единую общину. Напротив, в отдельных частях города существовал целый ряд самостоятельных синагог. Вот поэтому и возникновение христианства в столице могло быть с самого начала многообразным. В Послании к Римлянам видны домашние и церковные круги (16, 14-15), в которые объединялись христиане. Такому пестрому и разнообразному представлению соответствует и то, что Павел говорит в Послании Филиппийцам (1, 12-18) о положении вокруг себя. Может быть, таким только образом мы в состоянии объяснить тот поразительный факт, что слово "екклесия - Церковь" не встречается во всем Послании к Римлянам.

          3. Повод к написанию послания
    Почему апостол Павел обратился с посланием к римскому христианству, которое ни в коем случае не принадлежало к кругу его церквей? У него был для этого вполне определенный повод, о котором сам он говорит в начале, а еще четче в конце послания (ср. 1, 8-15; 15, 22-33). Его великое поручение - это проповедь Евангелия среди язычников. Уже с одной этой точки зрения понятно его желание познакомиться с Церковью Христовой в столице мира и послужить ей словом. Правда, он рассматривает свое поручение таким образом, что ему не следует строить начужом основании, а трудиться только там, где еще не "было известно имя Христово" (15, 20). Это поручение он выполнял на всем востоке римской империи "от Иерусалима до Иллирика". Вот поэтому на Востоке для него не оказалось уже "места" (15, 23). Взор его устремляется на Запад. Там расположены страны, которые еще не слышали Евангелия и которые потому именно принадлежат к особой области Павловых задач. Ближайшей из этих стран является Испания. Поэтому Павел хотел уже после того, как успешно передаст собранные им большие подаяния для "святых в Иерусалиме", отправиться в Испанию. Тогда попутно он прибудет, наконец, и в Рим. Он, конечно, не в состоянии причислить к своему собственному полю деятельности эту значительную и самостоятельную церковь. Но он ожидает, что римляне проводят его в Испанию. Фактически это означало, что христианство в Риме должно оказаться отправной точкой и некоторой остановкой для его нового труда подобного тому, какой он совершал в Антиохии в начале своей миссионерской деятельности на Востоке (Д. Ап. 13, 1-3; 14, 26-28). Вот поэтому Павел пишет римлянам и пишет столь обстоятельно. И в этом отношении послание к Римлянам является подлинным письмом', у него определенная практическая цель, достижение которой для Павла весьма важно. Что Павел в этом отношении весьма надеется на длительное сотрудничество с римлянами, очевидно из объема и основательности послания. Если бы речь касалась только попутного посещения, вполне достаточно было бы короткого письма с уведомлением о его (Павла) прибытии. У него не было бы тогда нужды отстаивать своего понимания Евангелия и оправдывать перед чужой церковью свой труд и свой метод работы, если бы только он хотел остановиться в Риме как гость, на какой-то короткий срок. Если же Римской церкви предстояло участвовать во всей его последующей миссионерской деятельности, то, разумеется, ей необходимо было знать цели его труда и основательно понимать провозглашаемое Павлом Евангелие, а также видеть ошибочность страстных упреков, которые выдвигались против Павла повсюду в мире, а потому, несомненно, и в Риме иудеями и христианами из иудеев. Правильно будет, если мы действительно уясним себе тот факт, что Павел в ту пору еще не был некоторой частью Библии. В то время он еще не являлся неприкосновенным авторитетом, которому требовалось только произнести свое слово, чтобы в каждом вопросе высказать действительную истину, которой каждый вынужден был бы подчиниться. Напротив, даже в своих собственных церквах Павел все еще являлся весьма оспариваемой личностью. Поэтому он вынужден был считаться с некоторым недоверием, непониманием и, может быть, даже отвержением и в Риме. Ему необходимо было создать подробным изложением прочную базу доверия, которое могло бы потом сопровождать его в неизвестные дали нового мира. Так случилось, что Павел написал Послание к Римлянам. Исходя от нужд и борьбы с коринфянами, как и с галатами, не принуждаемый к непосредственному обмену мнениями с подверженной опасностям церковью, Павел подробно излагает не столько полемически, сколько экзегетически свою весть в ее основных очертаниях.
          4. Время и место создания послания
    Мы в состоянии лишь с приблизительной определенностью указать время и место написания послания. Павел находился в Коринфе в доме Гаия, которого некогда он сам крестил (Рим. 16, 23; 1 Кор. 1, 14). Он готовился к путешествию в Иерусалим, которое в самом начале предполагалось совершить по морю. Судоходство начиналось в ту пору в начале марта. Итак, мы относим время написания послания, учитывая скупые сведения из Д. Ап. 20, 2-6, к весне 58 года. [Благодаря найденной надписи, мы знаем, что упоминаемый в Д. Ап. 18, 12 римский сановник Галлион приступил к исполнению своих обязанностей летом 51 года; следовательно, Павел впервые мог находиться в Коринфе в 50-51 году; и все же определение времени событий в жизни Павла оказываются достаточно неточными. Последнее пребывание Павла в Коринфе, предшествовавшее его путешествию в Иерусалим и совпадающее с временем написания Послания к Римлянам, может быть, таким образом можно отнести и к 56 году.] Может быть, Павел писал его во время праздника Пасхи. Некоторое указание на это Бенгель находит в цитируемой в Рим. 15, 12 книге Исайи: по порядкам, соблюдавшимся в синагоге, чтение Исайи 10, 32-12, 6 предназначалась для Пасхальной октавы.
          5. Подлинность послания
    Подлинность послания оспаривается только немногими богословами и не нуждается в каком-то особом рассмотрении. Гораздо серьезнее представляется вопрос, как нам следует представить себе процесс возникновения послания. Мог ли Павел слово в слово продиктовать столь длинное письмо? Это было бы в тогдашних условиях исключительно чрезмерным усилием как со стороны писавшего, так и со стороны апостола. Или, быть может, в случае столь необычно длинного произведения был использован часто употреблявшийся в древности прием, в силу которого Тертий (16, 22), будучи основательно наставлен Павлом и воспользовавшись своими письменными заметками, сам написал это послание? Слово его приветствия, свидетельствующее, что он писал это послание "в Господе", может указать и на такой характер его сотрудничества, который выходит за пределы простого предположения о состоявшемся диктанте. Тогда можно было бы понять, почему в отдельных местах послания различаются некоторые исправления текста.
    Особую трудность представляет собой глава 16. Собственно, не было ничего необычного в том, что передававшие послание хотели одновремено заручиться рекомендациями. Но список приветствий, следующий за рекомендацией Фиве (16, 3-15), как будто не соответствует Риму: могло ли быть у Павла в Риме столько близких друзей? Может быть, этот список попал сюда из какого-то другого (потерянного) послания Павла, а затем уже всегда переписывается вместе с Посланием к Римлянам? Мы будем в состоянии занять определенную точку зрения в этом вопросе лишь во время его дальнейшего подробного исследования послания. В имеющихся у нас рукописях этот список во всяком случае находится на своем нынешнем месте.

          6. Автор послания
    Всегда важно знать, кто пишет послание. Собственная жизнь его, образ жизни и опыт его всегда определяет все то, что он говорит. Наше познание и понимание Слова Божиего никогда не является исключительно объективным; оно находится в взаимосвязи и с нашей жизнью, потому что всякая подлинная истина - это живая истина. Никто не мог бы написать Послания к Римлянам так, как Павел. Все то, о чем он свидетельствует здесь, обосновано его жизненным опытом.
    Павел был убежденным иудеем. Он происходил из рассеяния (диаспоры), из Тарса Киликийского, а потому рос в элленистическом окружении. В своем отчем доме он с гордостью сознавал себя "Евреем от Евреев", родословная которых восходила к колену Вениамина (Филип. 3, 5). В силу вполне правильного требования, чтобы каждый книжник разбирался в ремесле для того, чтобы он мог содержать самого себя, Савл обучился делу изготовления палаток. Затем изучал в Иерусалиме богословие, был учеником Гамалиила (Д. Ап. 22, 3). Конечно, он был фарисеем, притом страстным, посвятив этому делу всю свою волю. "И преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий" (Гал. 1, 14), "по правде законной - непорочный" (Филипп. 3, 6). Он не смог последовать своему учителю Гамалиилу в его отношении к рождающемуся христианству (Д. Ап. 5, 34 -39). "Если это предприятие и это дело ... от Бога..." - такой возможности не существовало для Савла. В его понимании Иисус был богохульником и по праву казненным преступником. И те, что веровали в этого проклятого как в Мессию Израиля и проповедовали Его, тоже были преступниками. Слава Божия и честь Израиля требовали того, чтобы уничтожить их или принудить к тому, чтобы они собственными устами повторили проклятие синагоги на Иисуса (Д. Ап. 26, 11). Савл в своей борьбе за Бога был радикальным и неумолимым. Уничтожение "христианства" следовало, по его мнению, произвести и вне пределов Палестины: Савл заручился полномочиями вплоть до Дамаска. Этот молодой человек являлся в глазах священников, как и фарисеев, многообещающей личностью. Обращение Савла ничем не было подготовлено в психологическом понимании. Взирая на закон, его не мучили никакие внутренние переживания. Он был совершенно иным, нежели молодой Лютер. Радостная гордость безупречной праведностью побуждала его к новым проявлениям воли. И мученики из числа христиан не поколебали его. Он "одобрял убиение Стефана" (Д. Ап. 8, 1). Но вот на пути его в Дамаск неожиданно и непонятным образом оказался Сам Иисус. Савл предстал пред фактом, что Иисус жив и поистине является Господом славы и Мессией Израиля.
    Мы вообще не в состоянии представить себе, что означал для Савла этот факт во всем своем значении. Как раз потому, что в нем не было к этому психологической подготовки, он должен был явиться для него полнейшим крушением всего его мира. Он, ревнитель по Богу и славе Божией, внезапно увидел себя разоблаченным, как врага Божиего, как противника Мессии, как гонителя истинной Церкви Божией. Не удивительно, что он оказался окончательно сокрушенным и ослепшим (Д. Ап. 9, 8).
    Не удивительно также, что совершенно невозможными оказались для него всякие компромиссы между иудейством и христианством. Перед ним раскрылась на основании его собственного опыта сущность греха, как вражда против Бога; он увидел, что этот первоначальный грех сокрыт как раз в самом ревностном человеческом благочестии и в самом серьезном стремлении к праведности по закону. Он пережил на собственном опыте, что Бог каким-то непонятным образом все-таки не уничтожает Своего врага, а милует его и призывает его к служению Себе. Благодаря Дамаску, Бог, "оправдывающий грешника", оказался и перед ним. Теперь совершенно по-новому раскрылся перед ним Ветхий Завет. Он обнаружил в нем свидетельства творческой и спасительной праведности Божией. По отношению к ней можно занять только единственное и истинно соответствующее ей положение: вера, которая во всем признает Бога правым и которая ухватывается за руку Божию. Удивляясь, Савл понял: как раз смерть Сына Божиего, Которого сочли злодеем, на позорном кресте явилась устранением проклятия, примирением мира с Богом, совершенным искуплением для виновного человечества. Теперь уже не существовало более никакой разницы: все согрешили, язычники и Израиль, мудрые и неразумные, и все оправдываются перед Богом не какими-то своими достижениями, а собственным делом этого дивного Бога, Который не пощадил Своего собственного Сына, а отдал Его на смерть за всех нас и с Ним даровал нам человек такого опыта и таких радикальных познаний - это Павел, написавший Послание к Римлянам.

          7. Послание к Римлянам и мы сегодня
    Итак, мы оказались перед решающим вопросом в своем изучении Послания к Римлянам. Наше вступление могло бы смутить нас. Не простирается ли что-то наподобие широкого исторического рва между нами и Посланием к Римлянам? Не следует ли нам прежде искусственно переместиться в это древнее время с его вопросами? Не окажется ли понимание послания трудным делом, с которым в состоянии справиться только образованные люди?
    Нам не следует заботиться об этом! Послание к Римлянам говорит о Боге особенно основательно и подробно. Это тот же живой и святой Бог, с Которым и мы имеем дело. Каждое слово Послания к Римлянам касается непосредственно и нас, поскольку оно изображает нам этого Бога. Поэтому мы вскоре заметим: вопросы Послания к Римлянам при всей их исторической определенности являются в конечном итоге и нашими вопросами. И для нашей жизни и смерти это - вопрос всех вопросов: как мне достичь оправдания Божиего? И нам фундаментально важно знать, как мы должны относиться к закону. Закон уже овладел нашим воспитанием; закон овладел нашей церковной жизнью, да и сами мы пытаемся прийти к истинной жизни с помощью закона. Возможно ли это? Для чего существует закон? И куда ведет закон? Равно важным для нас, евангельских христиан, является также вопрос: если мы имеем мир с Богом только по благодати, только по вере, то как же достигается тогда Божественное регулирование и формирование нашей жизни? Как относится "освящение" к "оправданию"? Да и проблема Израиля тоже вполне актуальна для нас сегодня после всего, что мы пережили в истории нашего времени.
    Конечно, многое в Послании к Римлянам является для нас весьма чуждым. Тем необходимее как раз заново осмыслить все это, потому что только так мы вновь обретем правду Божию. Прежде всего Послание к Римлянам помогает нам выйти из пределов нашего узкого индивидуализма и вновь мыслить в соответствии с великими направляющими линиями истории спасения. Послание покажет нам с спасительной силой, что не я и не мое личное блаженство составляют великое главное дело, а что Сам Бог и Его действия находятся в центре всего. Мы по-новому научимся видеть Божество Бога. Каким освобождающим образом сможет это исторгнуть нас самих из ложного благочестивого занятия самим собою и оздоровить нашу жизнь широтой и величием библейской вести. Все остальное в послании знакомо нам буквально дословно и превратилось уже для нас в истертые исторические слова. Поэтому тем более наступило уже время совершенно по-новому и в первоначальном смысле выслушать Послание к Римлянам. К этой работе мы теперь и приступим.
    Читатель должен, конечно, знать, что при чтении и понимании Послания к Римлянам дело действительно касается труда, самоотверженного труда, а не дешевого назидательного наслаждения. Дело касается правды Божией и нашей жизни. В этом отношении никакой труд не покажется чрезмерным, и не тот труд, который затрачивается для правильного понимания каждого слова. Но это должен быть и молитвенной труд, притом внимающий, потому что только Сам Бог через Духа Святого может открыть правду Божию для нашей жизни.
    В заключение один пример поможет нам уяснить себе, как должно происходить чтение Послания к Римлянам. Представим себе человека, который изучает материал большого процесса. Он может делать это с живым интересом и с добросовестной ревностью взвешивать каждое предложение и каждое выражение в лежащих перед ним листах. И все же, сам он остается совершенно безучастным к данному делу. У него только исторический интерес ко всему. Но вот этот же человек обнаруживает в один прекрасный день, что это его собственный процесс, который сейчас перед ним! В этих актах речь о нем, обо мне, о моей голове. Теперь изучение этого процесса становится совершенно иным. Да и теперь этот человек изучает каждое предложение, пытается точно понять каждое слово, но он делает это теперь не с холодной научной добросовестностью, а с личным участием во всем, что должны сказать ему эти решающие листы. Именно так будем совместно читать Послание к Римлянам.

          8. Важнейшие толкования Послания к Римлянам
    Послание к Римлянам всегда играло особую роль на пути Церкви Христовой. Послание к Римлянам привело к обращению Августина, поэтому Августин оказался первым, кто действительно прочел и понял Послание к Римлянам, после того как это послание оказалось хотя и в большом почете у первохристианской Церкви, но едва ли оказало фактическое влияние на мышление и жизнь. Для Августина оно оказалось оружием в великом споре с Пелагием. Приход Лютера к Реформации совершился тоже в борьбе за понимание принципиальных высказываний этого Послания. И богословский поворот, происшедший после первой Мировой войны и сопряженный с именем Карла Барта, прежде всего обнаружился в толковании Послания к Римлянам.
    Вот поэтому сегодня существует множество комментариев к Посланию к Римлянам и необозримое количество отдельных толкований.




Категория: ХРИСТИАНСКИЕ КНИГИ. | Добавил: anatolii-77
Просмотров: 1016 | Загрузок: 30 | Комментарии: 1 | Рейтинг: |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]